Наш адрес

ул. Ленина 28, Цимлянск, Ростовская область.

Наша почта:

vk-jurist@bk.ru

График работы

Пн-Пт: 9.00 до 17.00

Архив рубрики Новости

Огромный болт на заседание: необычные доказательства для суда

Одни приносят на заседание модель грузового крана, другие – огромный железнодорожный болт. А кому-то приходится изучать материалы партийных заседаний с участием советских писателей. Все это необходимо, чтобы доказать позицию своего доверителя по делу. Все большей популярностью пользуются электронные доказательства: скриншоты интернет-страниц и переписок из мессенджеров. Правда, суды их до сих пор принимают не слишком охотно, подчеркивают эксперты.

Принцип свободной оценки доказательств означает, что никакое доказательство не имеет заранее установленной силы, а суд руководствуется субъективным пониманием достоверности и достаточности совокупности представленных аргументов (ст. 67 ГПК и ст. 71 АПК). Поэтому вопрос о том, стоит или не стоит использовать необычные доказательства, должен решаться с учетом обстоятельств каждого отдельного дела, считает адвокат Качкин и Партнеры Антон Лалак. Если это имеет отношение к спору, подтверждает позицию, то оно принесет пользу стороне, говорит управляющий партнер ЮФ Варшавский и партнеры Владислав Варшавский.

Главное, о чем нужно помнить – собранные доказательства должны быть относимыми, допустимыми и достоверными, как того требуют процессуальные кодексы.

Правда, необычные доказательства, как правило, зачастую имеют косвенный характер и от этого менее убедительны, утверждает партнер Ost legal Вадим Цветков. Он предупреждает, что полностью строить на них позицию может быть опасно: «Государственные суды обычно придерживаются консервативных подходов, и самые убедительные доказательства для них – письменные документы».

Необычные доказательства

Под влиянием технологизации общества подходы судей к оценке доказательств изменились за последние годы. Еще несколько лет назад они с осторожностью относились даже к выпискам из справочных систем СПАРК или Casebook, вспоминает адвокат КА Delcredere Антон Демченко. А сейчас популярность набрали сведения из социальных сетей. Для легализации таких доказательств лучше использовать нотариальные осмотры сайтов.

Так, в деле № А70-14377/2019 конкурсный управляющий смог доказать фиктивность продажи автомобиля благодаря фото из Facebook и ВКонтакте продавца. Изображения подтверждали, что после сделки владелец машины поменялся лишь формально. Фактически авто продолжил пользоваться продавец.

Как доказательства в судах используются и скриншоты сообщений из мессенджеров. В рамках дела о банкротстве ООО «АлкоГрупп» суд привлек к субсидиарной ответственности фактического руководителя должника. Бенефициара помогла установить в том числе электронная переписка. Общество переписывалось с контрагентами по поводу оплаты поставленной продукции, а фактический руководитель давал указания о переводе денег в пользу фирм-однодневок. Три инстанции решили привлечь его к «субсидиарке» солидарно с остальными контролирующими лицами на сумму почти 649 млн руб. (дело № А40-71354/2017). А в споре № А45-3442/2019 через нотариально заверенную переписку из WhatsApp истец доказал бездействие ответчика.

Особенно ярко виден прогрессивный подход судей к доказательствам в делах о несостоятельности, утверждает Демченко. С ним соглашаются и другие юристы. По словам Лалака, в одном из банкротных разбирательств аффилированность двух лиц удалось доказать благодаря копиям постов из Instagram: «На них было видно, что они давно поддерживают близкие отношения, и эти обстоятельства суд учел». А Цветков с коллегами как-то использовали фотографии из соцсети руководителя должника, чтобы доказать, кто был реальным управленцем компании. В их случае это было косвенным доказательством.

Порой доказательства в переписке могут «подкинуть» сами оппоненты. Адвокат Forward Legal Людмила Лукьянова вспоминает, как представитель кредитора вместе с процессуальной позицией по делу случайно переслала копию другого электронного письма. Там она получала инструкции от юристов должника, как вести себя в процессе и отвечать на доводы оппонента, говорит эксперт: «В копии переписки стоял арбитражный управляющий и бенефициар должника, представители других аффилированных кредиторов». Это письмо помогло Лукьяновой и ее коллегам отбить все недобросовестные требования в том процессе.

«Когда еще спасут необычные доказательства: практика.

– Чтобы вернуть недвижимость из чужого незаконного владения – фотосъемка с дрона.

– Чтобы прекратить дело о взыскании долгов – данные из полиции о недействительности паспорта ответчика (в подтверждение, что нет лица с такими персональными данными).

– Чтобы доказать реальность поставки товара – прокладка-амортизатор для рельсовых скреплений железнодорожного пути» — Источник: Мария Бояринцева, старший юрист Адвокатское бюро «А2»

Правда, надо быть готовым к тому, что «виртуальные следы» нередко пытаются «замести». С этим на практике столкнулась Лукьянова. Ей, чтобы доказать аффилированность кредитора и должника, пришлось использовать архивные копии интернет-страниц: «Нам удалось найти там информацию о сотрудничестве между этими компаниями и установить, что ими владеют одни и те же лица». Ко дню подачи заявления в суд эти сведения уже удалили с сайтов. Но, благодаря возможности восстановить архивные копии, получилось подставить под сомнение добросовестность такого кредитора и помешать ввести контролируемую процедуру банкротства, подчеркивает эксперт.

В налоговых спорах тоже большое внимание уделяется «виртуальной» жизни налогоплательщика. Привычная практика для ФНС – собирать сведения об IP-адресах компании и подконтрольных ей лиц. Более нетипична ситуация, когда когда «скрины» переписок помогают налогоплательщикам. Особенно в спорах о необоснованной налоговой выгоде, когда надо доказать налоговикам реальность хозяйственных операций, объясняет юрист Crowe CRS Legal Евгения Заинчуковская. Такие цифровые аргументы сработали в спорах № А55-4213/2020, № A55-32695/2019 и № А03-8704/2019.  

Да и в трудовых спорах «всемирная сеть» выручает – когда работодателей, а когда и самих сотрудников. В практике Лукьяновой Instagram-аккаунт работника доказал, что его «пропуск по болезни» оказался поездкой на свадьбу родственников.

Из-за популярности интернет-доказательств возникла уже новая проблема. По словам Варшавского, дошло до того, что многие участники процесса рассуждают так: если нет никаких других аргументов, то надо предоставлять переписку из соцсетей и мессенджеров.

Порой стороны подтверждают свою позицию и более оригинальными способами. Демченко пришлось несколько месяцев изучать материалы партийных заседаний с участием советских писателей, чтобы установить, как литераторы получали права на дачные участки. Коллеги партнера INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) Александра Латыева однажды участвовали в деле по качеству автокрана на грузовом шасси и носили на процесс его модель в масштабе 1:32.

В похожей ситуации оказалась и партнер АБ Иванян и партнеры Екатерина Смирнова. Ей удалось успешно обжаловать требования, которые заказчик установил к тендеру на строительство «под ключ» детского сада. Одним из них значился конкретный вид болтов для сборки и крепления школьных парт. Смирнова доказала, что требуемые детали предназначены для крепления железнодорожных шпал, принеся тот самый болт прямо на заседание в большой сумочке. «После этого пятеро матерых строителей, которые выступали на стороне заказчика, начали поглядывать на меня с уважением», – говорит юрист.

Каким доказательствам нужна помощь законодателя

Сейчас не хватает регулирования порядка получения и предоставлении электронных доказательств, говорит Лалак, особенно в случаях, когда их нельзя заверить электронной подписью. По его словам, суды только после принятия постановления Пленума Верховного суда РФ № 10 от 23 апреля 2019 года стали безбоязненно брать незаверенные «скриншоты» переписки, а также интернет-сайтов. А Лукьянова добавляет, что Верховный суд мог бы обобщить практику по этой теме. Пока не все суды охотно рассматривают доказательства, полученные из таких источников – они устанавливают слишком высокие и неоправданные стандарты для приобщения, констатирует адвокат.

Но не все согласны, что это нужно.

«Необходимости как-то специально регулировать вопросы предоставления тех или иных доказательств нет. Проблема во многом надуманна. Процессуальное законодательство позволяет это сделать и сейчас. Новые правила могут только запутать и усложнить саму процедуру предоставления доказательств в суд» — Владислав Варшавский

Если ограничить стороны использовать самые необычные доказательства, то это навредит реализации права на судебную защиту, предостерегает Цветков. Да и перечислить исчерпывающим образом в законе все средства доказывания и порядок их представления невозможно, говорит Заинчуковская: «Велика вероятность, что это будет нарушать баланс интересов сторон». Проще пойти от обратного и точечно указать в законе ограничения в этой теме, руководствуясь принципом «разрешено все, что прямо не запрещено», резюмирует она.

Источник

Можно ли вернуть перепроданное авто: решение ВС

Мужчина сдал свой грузовик в аренду. Возвращать машину пришлось через суд. Иск удовлетворили, но выяснилось, что к тому времени грузовик уже дважды перепродали. Первый собственник настаивал, что машину не отчуждал: это все махинации арендатора, утверждал бывший хозяин. Новый же владелец считал себя добросовестным и просил не забирать грузовик, но суды его не послушали. Авто вернули первоначальному собственнику. Тот потерял ее не по своей воле, пояснили нижестоящие суды.

В октябре 2014 года Максим Илейков* арендовал у Владимира Курина* грузовик. В сентябре 2017-го собственник машины через Каменский районный суд Ростовской области взыскал с Илейкова почти 1 млн руб. задолженности по арендной плате и пени. Тогда же первая инстанция обязала ответчика вернуть автомобиль.

Новый владелец машину не отдал

При попытке исполнить решение суда выяснилось, что машина находится у Евгения Притулова*, который считает себя ее собственником. Притулов купил грузовик в ноябре 2016-го у Олега Веревкина*. А у того был договор от октября 2015-го о покупке машины у Курина. Вот только Курин утверждал, что грузовик не продавал. По его версии, это все махинации Илейкова. Курин даже попросил возбудить дело против арендатора, но полицейские отказали — не нашли ни события, ни состава преступления.

После этого Притулов обжаловал решение райсуда в Ростовский областной суд. Тот установил, что Курин не оспаривал договор купли-продажи с Веревкиным. А Притулов купил машину у Веревкина и поставил ее на учет. Значит, Притулов не должен отдавать грузовик, решила апелляция (дело №33-55/2020).

Формально ответчиком по этому иску Курина был Илейков. Поэтому бывший собственник смог подать новый иск об истребовании машины из чужого незаконного владения, на этот раз к Притулову. А тот заявил встречное требование — признать его добросовестным приобретателем. Курин обратил внимание суда на то, что Притулов купил машину у Веревкина по дубликату, а не по оригиналу ПТС. Райсуд учел это и решил, что машина выбыла из владения Курина помимо его воли. То есть доводы Притулова о добросовестном приобретении значения не имеют, пояснила первая инстанция и постановила вернуть машину первоначальному собственнику (дело № 2-1716/2019). Отменить это решение в двух вышестоящих инстанциях не удалось. Тогда Притулов обратился в Верховный суд.

Роль арендодателя имеет значение

В Верховном суде дело рассмотрела «тройка» под председательством Сергея Асташова (дело № 41-КГ21-5-К4). Нижестоящие инстанции не обратили внимания на роль Илейкова, заметила она. Суды решили, что грузовик выбыл из владения Курина помимо его воли. Но не учли, что Курин перед тем, как началась история с перепродажами машины, сам передал ее Илейкову в аренду.

Если добросовестный приобретатель получил имущество за деньги, такую вещь нельзя забрать и в том случае, когда ее продал не собственник, а тот, кому хозяин передал ее по своей воле, разъяснил ВС. В рассматриваемом случае это арендатор.

Но это не значит, что получить имущество обратно никак нельзя. Вещь обяжут вернуть, если бывший собственник докажет, что покупатель должен был засомневаться в праве продавца на отчуждение. Судам нужно определить, все ли «разумные меры» предпринял покупатель для того, чтобы выяснить правомочия продавца, напомнил Верховный суд.

В этом деле нижестоящие инстанции не установили, что машина выбыла из владения Илейкова помимо его воли. Наоборот, Курин утверждал: именно Илейков и распорядился грузовиком. При новом рассмотрении дела районному суду придется выяснить, какую роль в перепродажах машины сыграл ее арендатор (дело № 2-2587/2021).

Автовладельцам нужно быть внимательнее

Успех иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения во многом зависит от того, является ли это владение добросовестным, объясняет Евгений Зубков, адвокат из Инфралекс . Недобросовестный приобретатель должен вернуть имущество настоящему собственнику. Добросовестный  — это тот, кто не знал и не мог знать, что покупает вещь у лица, не имеющего права ее продавать. В этом случае возврат вещи зависит от того, как она была получена: за деньги или нет. Если бесплатно, нужно отдавать. А если за деньги, как в случае Притулова, вернуть имущество можно, только если оно выбыло из владения настоящего собственника помимо его воли. Например, вещь украли или хозяин потерял ее.

В случае, когда собственник по своей воле передал актив тому, кто потом его продал, закон защищает добросовестного приобретателя, добавляет Надежда Хан, ведущий юрист из АБ A-PRO . Нижестоящие суды предъявили к Притулову слишком высокие требования по проверке перепродаж автомобиля, считает эксперт.

Важный вывод для собственников машин: очень тщательно подходите к выбору лиц, которым передаете автомобиль по своей воле под любым предлогом, подчеркивает Хан.

 Если контрагент окажется нечестным, велика вероятность оказаться в такой же ситуации, как Курин.

* Имена и фамилии изменены редакцией.

Источник

Приставы сохранят должникам минимальный доход

Он будет равен федеральному или региональному прожиточному минимуму в зависимости от того, какой показатель выше.

Президент Владимир Путин подписал закон, который гарантирует должникам, за исключением нескольких категорий, защиту минимального дохода от взыскания в рамках исполнительного производства. 17 июня эту инициативу поддержала Госдума в третьем окончательном чтении. 23 июня ее одобрил Совет Федерации.

До сих пор законодательство защищало от списания только половину месячного дохода должника. В некоторых случаях эта сумма может быть ниже прожиточного минимума.

Новый закон позволяет гражданину, в отношении которого идет исполнительное производство, обратиться в службу судебных приставов и указать счет в банке, с которого нельзя будет списать сумму, равную федеральному прожиточному минимуму (или региональному, если в месте проживания должника эта сумма выше). Приставы при начале процедуры взыскания будут обязаны уведомить должника об этом праве.

Запрет на списание прожиточного минимума носит не абсолютный характер. В случаях взыскания алиментов на несовершеннолетних детей, возмещения вреда здоровью, потери кормильца, компенсации морального вреда решение о сохранении минимального дохода будет принимать суд. То же будет относиться к взысканию штрафов и долгов по ЖКХ.

Закон вступает в силу с 1 сентября.

Источник

ВС разрешил взыскать судрасходы на штатного юриста

Чтобы представлять интересы администрации Северодвинска в кассации, штатному юристу пришлось лететь в Санкт-Петербург. Он помог одержать победу в суде. Тогда чиновники решили взыскать с проигравшего гражданина расходы на перелет, проживание и командировочные для своего представителя. Три инстанции решили, что так делать нельзя, потому что юрист был не привлеченный, а штатный. А вот ВС прислушался к доводам городской администрации на заседании, которое состоялось сегодня.

Зимой 2019 года житель Северодвинска Олег Балашов обратился в прокуратуру в интересах жильцов дома, которым не организовали выборы совета дома и председателя. Надзорное ведомство провело проверку и выявило нарушения не только в доме Балашова, а еще и в 695 многоэтажках. Прокуратура вынесла представление городской администрации об устранении замечаний. После этого Балашов обратился с иском о компенсации морального вреда. Он просил взыскать с администрации Северодвинска 2,8 млн руб. и лично с главы города 200 000 руб. Первая инстанция не увидела оснований для взыскания компенсации, ведь истец не объяснил, чему именно был причинен вред (жизни, здоровью и т.д.). В итоге суд отказал Балашову в иске, решение без изменения оставили апелляция и кассация.

Не взыскали судрасходы на штатного юриста

Тогда Администрация Северодвинска решила взыскать с проигравшей стороны судебные издержки. Она объяснила, что ее интересы в суде кассационной инстанции представляла начальник отдела по обеспечению представительства администрации в судах Ирада Крылова. Мэрии пришлось оплачивать ее командировку в Санкт-Петербург, в Третий кассационный суд общей юрисдикции. За ее проезд, проживание и суточные администрация отдала 9 806 руб.

Но первая инстанция обратила внимание на то, что Крылова – не привлеченный представитель, а штатный сотрудник администрации. Закон не относит к судебным издержкам расходы организации, связанные с оплатой труда своего сотрудника. Так решил суд и отказал чиновникам во взыскании судрасходов. Такого же мнения оказалась апелляция. Областной суд отметил, что чиновники могли не направлять своего представителя в другой город, а ходатайствовать об его участии с помощью видеоконференции. Позиции нижестоящих инстанций поддержала и кассация. Злата Птохова, судья Третьего кассационного СОЮ, сослалась на позицию Конституционного суда (определение от 24 октября 2013 года № 1643-О). Она указала, что возмещать судебные издержки можно, только если сторона действительно понесла такие расходы в связи с защитой своих прав в суде. Если же юрлицо представлял его работник, то нельзя утверждать, что оно действительно понесло расходы на оплату услуг представителя.

Просят компенсировать не зарплату, а судебные расходы

Тогда городская администрация обратилась в Верховный суд. В кассационной жалобе чиновники указали, что Третий кассационный СОЮ неправильно истолковал позицию КС от 2013 года. Если обратиться к истории дела, то суды взыскали расходы, связанные с проездом и проживанием, но отказали выплачивать штатным юристам зарплаты и премии. Администрация Северодвинска не требовала с проигравшей стороны заплатить зарплату Крыловой, а только расходы, связанные с рассмотрением дела (проезд до Санкт-Петербурга, проживание там и командировочные). Что же касается довода судов о возможности участия с помощью видеоконференцсвязи, кассатор считает, что это его право, а не обязанность.

6 июля дело № 1-КГ21-8-К3 рассмотрела тройка судей под председательством Александра Киселева. На заседание в ВС пришла только представитель администрации города Ирина Ульянова. Она объяснила, что командировка ее коллеги по делу Балашова – одна из первых в новый кассационный суд, которая расположена в Санкт-Петербурге (раньше кассационные жалобы рассматривали в Архангельске, он находится в 30 км от Северодвинска, и не требовалось таких расходов на проезд и проживание).

Городской администрации, по словам Ульяновой, принципиально важно взыскать судрасходы с проигравшей стороны, потому что такие командировки у представителей мэрии бывают часто. Она отметила, что раньше в арбитражных судах вопросов о взыскании издержек не возникало, и им всегда удавалось вернуть расходы на штатного представителя.

– Это первый раз, когда отказали [во взыскании судрасходов на штатного представителя]? – поинтересовался судья ВС Михаил Кротов.

– Да, ответила Ульянова.

– Последующие отказы были? – спросил Кротов.

– Был отказ во взыскании судрасходов, но кассационный суд вернул дело в первую инстанцию. Повторно суд рассмотрел спор буквально неделю назад, я лично ходила на заседание. В итоге все взыскано, – рассказала Ульянова.

Больше вопросов у «тройки» не возникло. Она ненадолго удалилась в совещательную комнату, а выйдя из нее, огласила решение: отменить акты апелляции и кассации, а дело вернуть в Архангельский областной суд.

Зарплата штатного юриста не является судебными издержками, но ГПК прямо относит к судрасходам траты на проезд и проживание сторон и третьих лиц, которые они понесли, чтобы явиться в суд, говорит Олег Скляднев, старший партнер АК Бородин и Партнеры . По его словам, даже командировочные относятся к судебным издержкам, поскольку работодатель обязан их выплатить в силу законодательства. А значит, это необходимые расходы для стороны спора, заключил Скляднев.

Источник

Разозли судью: восемь советов, как проиграть процесс

Вы меня слушаете? Громко задайте этот вопрос судье, если он хоть на секунду отвел от вас взгляд. Если он посмотрел, например, в окно, то лучше хлопнуть в ладоши или крикнуть «Эй». Следом укажите на его – судейские ошибки, некомпетентность нижестоящих инстанций и напомните о своей очень-очень высокой загруженности. В дополнение можно также бурно поспорить с оппонентом, уличить его во лжи и процитировать как можно больше положений из законов. Если ваша речь будет максимально длинной и непонятной – очень хорошо. Главное разбавлять ее фразами, что виновата бухгалтерша, вахтер и газовщик. Кто угодно, но только не вы. Вы же в суд не про свою вину пришли говорить, правда же? Юристы говорят, что это отличные способы проиграть дело. Но если у вас другая цель – читайте советы наших экспертов.

1. «Вы меня слушаете?»

Даже если очевидно, что судья не слушает выступление и все его внимание, к примеру, занято происходящим на экране монитора, прямой вопрос тут не поможет. Он лишь вызовет раздражение, предупреждает партнер юрфирмы Арбитраж.ру Владимир Ефремов.

Лучше всего в такой ситуации приостановить выступление и продолжить его, когда судья заметит паузу, советует эксперт. Еще можно громко покашлять или уронить папку. Это тоже поможет привлечь внимание. На крайний случай – допустимо спросить у судьи, можно ли продолжить выступление или нужно сделать перерыв, дает еще одну рекомендацию Ефремов.

2. «Уважаемый суд, вы ошибаетесь»

Этой фразой можно только вызвать агрессию и желание доказать, что ошибаетесь на самом деле вы, поясняет управляющий партнер юрфирмы Кульков, Колотилов и партнеры Максим Кульков. К тому же подобные замечания суд может расценить как неуважение, которое при прочих равных склонит чашу весов в пользу оппонента, добавляет Евгений Зубков из Инфралекс .

По словам юриста, корректно вернуть судью в нужное русло может следующая фраза: «Уважаемый суд, хотел бы обратить ваше внимание на [том, лист дела, пункт Постановления Пленума и т.д.], из чего следует такой-то вывод, подтверждающий обоснованность наших требований». Таким заявлением вы ко всему прочему продемонстрируете глубокую погруженность в дело, что заставит суд более внимательно прислушиваться к вашим аргументам, добавляет Зубков.

3. «Нижестоящие суды проявили некомпетентность»

Указания на некомпетентность коллег и, тем более, на их заинтересованность в исходе спора, отвлекут внимание судьи от вашей позиции по делу. «Не позволяйте цеховой солидарности вмешиваться в спор», – предупреждает Егор Ковалев из КА Delcredere .

Куда эффективнее избегать любых обвинений и указывать на конкретные ошибки, которые нижестоящие суды допустили при применении норм и оценке доказательств, советует Ковалев.

4. «Не успели подготовить раньше, потому что было очень много работы»

Ссылки на «высокую загруженность» вряд ли вызовут сострадание. А учитывая нагрузку судей (в среднем несколько сотен дел в год), они станут поводом для раздражения, предупреждает Зубков.

Если есть какие-то уважительные причины, почему не получилось предоставить доказательство или процессуальный документ заранее, стоит сослаться на них. Например, необходимы были сведения, которые есть только у третьих лиц. Если же таких причин нет, то лучше не вступать в дискуссию и просто извиниться, советует Зубков.

5. «В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 328 ГК… Кроме того, как следует из ч. 7 ст. 48 Градостроительного кодекса…»

Цитирование общеизвестных норм может перегрузить и так довольно сложный юридический текст», – поясняет управляющий партнер Стрижак и партнеры Максим Стрижак. Судье будет сложно разглядеть за этими цитатами содержательные аргументы. Кроме того, на выступление в суде обычно отводится не так много времени и тратить его подобным образом неэффективно.

Перед заседанием стоит продумать основные тезисы выступления и как можно раскрыть каждый из них за пару минут, дает рекомендацию Ольга Дученко из АБ Качкин и Партнеры . По ее словам, лучше всего использовать максимально понятные и легкие для восприятия фразы. Цитировать тоже можно, но делать это нужно выборочно. «Одна-две короткие цитаты, сказанные своевременно, могут украсить и усилить ваше выступление», – отмечает Стрижак.

6. «Представитель ответчика вас обманывает, да и вообще он плохой человек»

Уважение к оппоненту – признак профессионализма. Поэтому ни в коем случае нельзя переходить на личности, предупреждает Антон Гусев из Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP . С ним соглашается Ковалев, добавляя, что суд может негативно воспринять любые резкие высказывания об оппоненте и, как следствие, отнестись без должного внимания к другим аргументам.

Негативных суждений об оппоненте лучше вообще избегать. Если его доводы расходятся с действительностью, стоит ограничиться ссылками на конкретные доказательства, которые это подтвердят, советует Зубков.

7. «Уважаемый представитель ответчика, вы неправы, потому что неправильно толкуете ст. 10 нашего договора!»

Спорить с оппонентом на заседании бессмысленно, говорит Кульков: «Я ни разу за 25 лет практики не слышал: «Коллега, я наконец-то понял, что вы правы. Мы признаем иск».

Убеждать в своей правоте нужно не другую сторону, а суд. Поэтому и обращаться нужно к нему, замечает Дученко. С ней соглашается Кульков и приводит пример «правильной» реакции: «Уважаемый суд, ответчик ошибается в толковании ст. 10 договора, потому что …».

8. «Эта бухгалтерша исказила документацию…»

Не стоит сокращать наименование участников дела (например, «фсбшники»), говорить о них с помощью местоимений «он»/«она»/«они», а также использовать непривычные феминитивы наподобие «юристка», «врачиха», «бухгалтерша», предупреждает Андрей Колбун из юркомпании Лемчик, Крупский и Партнеры .

По его словам, такие конструкции демонстрируют неуважение к суду и другим участникам процесса. Это вызывает раздражение у судьи. Он начинает концентрировать свое внимание на этих словах, отвлекаясь от сути сказанного, поясняет эксперт.

Корректным будет употреблять стандартные формулировки из кодекса: «истец», «ответчик», «третье лицо», «представитель истца» и так далее. Обращаться к участникам процесса лучше по имени и отчеству, добавляет Колбун. В случае же с органами госвласти, по словам юриста, подойдут формулировки: «уполномоченный» или «государственный» орган.

Источник

Верховный суд дал должнику «прописаться» в квартире

Должник хотел «прописаться» в своей квартире, но выяснилось, из-за долгов судебный пристав наложил запрет на регистрацию. Три инстанции решили, что такое ограничение законно, ведь сотрудники ФССП сделали это в интересах взыскателя. Но Верховный суд поправил нижестоящие инстанции. По его мнению, накладывать запрет пристав может только для того, чтобы помешать должнику распорядиться имуществом. А не давать ему прописываться в своей квартире – это незаконно.

Не дали «прописаться»

В 2013-м году мировой судья судебного участка № 264 Химкинского судебного района Московской области взыскал с Дениса Заполярного* в пользу Николая Широкова* почти 2,7 млн руб. (подробностей дела найти не удалось). Долг Заполярный не выплачивал, и в мае 2015-го в отношении него возбудили исполнительное производство. А в марте 2016-го судебный пристав-исполнитель наложил запрет на регистрационные действия в отношении квартиры Заполярного (она принадлежит ему наполовину), в том числе ограничил возможность прописки в жилом помещении. Об этом собственник узнал не сразу, а лишь когда в марте 2018 года попытался зарегистрироваться в своей квартире. Ему отказали, сославшись на постановление пристава.

Сначала Заполярный направил заявление в подразделение ФССП. Он просил снять с квартиры ограничения, но получил отказ. Тогда мужчина обратился в суд с административным иском, чтобы признать незаконным постановление пристава о запрете регистрации в жилом помещении его как собственника. Он объяснил, что квартира для него является единственным жильем. И из-за запрета на прописку он не может получать медпомощь по адресу фактического проживания. Ущемляются и другие социальные права.

Щербинский районный суд Москвы проверил: запрет на регистрацию в квартире должника принял судебный пристав, то есть уполномоченное на это лицо. Такое ограничение отвечает требованиям закона, таким образом сотрудник ФССП помешал должнику распорядиться своим имуществом в ущерб интересам взыскателя.

Первая инстанция отметила, что запрет на регистрацию не мешает жить в квартире.

Поэтому суд решил, что решение пристава-исполнителя не нарушает права истца (дело № 02а-0225/2018). Такого же мнения оказалась апелляция и кассация, поэтому должник пожаловался в Верховный суд.

Запрещать регистрироваться нельзя

Дело № 5-КАД21-16-К2 рассмотрела тройка судей в составе Игоря Зинченко, Людмилы Калининой и Олега Нефедова. Коллегия указала, что закон «Об исполнительном производстве» действительно наделяет приставов правом принуждать должника к исполнению требований. В том числе они могут накладывать арест на имущество, запрещать распоряжаться им и ограничивать регистрационные действия. Но закон не дает приставам права ограничивать иные права должника или применять ограничения, которые помешают ему исполнять обязанности, возложенные другими законами.

«Тройка» сослалась на постановление Пленума ВС от 17 ноября 2015 года № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства». Согласно п. 43 сам по себе запрет на распоряжение имуществом (включая запрет на вселение и регистрацию иных лиц) нельзя признать незаконным, если он наложен, чтобы должник не распорядился имуществом в ущерб интересам взыскателя. А значит, запрет регистрироваться в принадлежащем должнику жилом помещении возможен только в отношении иных лиц по этим же мотивам, отметили судьи.

ВС указал, что запрещать должникам «прописываться» по месту жительства в собственной квартире незаконно.

«Тройка» отменила акты трех инстанций и приняла по делу новое решение. ВС отменил постановление судебного пристава в части, которая запрещала совершать регистрационные действия в отношении самого Заполярного.

Эксперты: пристав действовал незаконно

Екатерина Булыгина, старший юрист БА Бюро адвокатов «Де-юре» считает, что нижестоящим инстанциям следовало установить, является ли запрет на регистрацию соразмерной мерой и не нарушает ли такое ограничение другие законодательные акты. По мнению эксперта, ВС верно подчеркнул, что ФЗ «Об исполнительном производстве» не дает приставам право применять ограничения, которые помешают должнику исполнять обязанности, возложенные другими законами.  Булыгина говорит, что одна из таких обязанностей – регистрироваться в течение семи дней на новом месте жительства (согласно ст. 6 ФЗ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» – «Регистрация гражданина Российской Федерации по месту жительства»). А истец из-за незаконного постановления пристава не мог «прописаться» у себя в квартире, считает Булыгина.

«Судебный пристав-исполнитель не учел, что указанная квартира является единственным жильем должника и что прописать в ней он хотел самого себя, а не иное лицо. То есть пристав не мог запрещать свободно пользоваться имуществом и прописываться в нем» — Екатерина Булыгина, старший юрист БА Бюро адвокатов «Де-юре»

Ростислав Агапов, руководитель практики  «Недвижимость» Crowe CRS Legal отметил, что согласно ст. 446 ГПК («Имущество, на которое не может быть обращено взыскание по исполнительным документам») взыскание по исполлистам не может быть обращено на квартиру, если для должника и членов его семьи, она является единственным жильем (за исключением ипотечной недвижимости). Поэтому запрет на совершение регистрационных действий на единственное жилье противоречит действующему законодательству, считает эксперт.

Источник

Штрафы, новости, соцсети: что нужно знать об ответчике

Сбор данных об ответчике нужен для сложных дел, когда обычных приемов недостаточно. Например, из прошлых дел оппонента можно узнать, что он постоянно затягивает процесс – и заранее составить план, как ему помешать. По другому спору соцсети помогли найти автомобиль ответчика, который был зарегистрирован на другого человека. Иногда нужно проверить автомобильные штрафы, а в других случаях – изучить его судебные споры. О том, какие именно сведения могут пригодится и где их искать, Право.ru рассказали эксперты.

Заполнить документы

Начинать судебный спор без предварительного анализа ответчика – это как играть в футбол с завязанными глазами, говорит Владимир Ефремов, партнер ЮФ Арбитраж.ру . С ним соглашается Антон Красников, партнер ЮК ЗАО «Сотби» . Он считает, что чем больше информации о потенциальном ответчике, тем выше шанс выиграть дело.

В первую очередь истец столкнется с формальными требованиями к форме и содержанию своего заявления – ему потребуется указать «сведения об ответчике». Эти данные нужно собрать в первую очередь. Для ответчика-гражданина – это фамилия, имя, отчество, место жительства, а также дата, место рождения и один из идентификаторов. Это может быть СНИЛС, ИНН, паспортные данные и прочее. Для ответчика – юрлица – наименование и адрес, а также ИНН и ОГРН.

Информацию собирают с помощью справочных систем. Проверить контрагента можно с помощью «Коммерсантъ Картотеки», «СПАРК-Интерфакса», сервиса Rusprofile.ru, систем Контур.Экстерн или Casebook.

Выстроить правильную тактику

Прежде чем начинать процесс, необходимо оценить вероятность исполнения принятого решения, советует Юрий Воробьев, партнер Пепеляев Групп .

«Можно провести замечательный суд, выиграть дело, а возможности исполнить решение просто не будет» — Юрий Воробьев, партнер Пепеляев Групп

Надо оценить финансовое состояние ответчика. Имеет смысл проанализировать бухгалтерскую отчетность оппонента с помощью сайта ФНС и сравнить размер обязательств с имеющимися активами. А еще проверить взыскания в Банке данных исполнительных производств. Сообщения о намерении обратиться в суд с заявлением о признании ответчика несостоятельным можно найти на Федресурсе. О возможном банкротстве может говорить и большая просуженная задолженность.

Информация об ответчике позволит также правильно выстроить стратегию.

— Сначала нужно проанализировать споры с участием ответчика. Для того чтобы найти дела в судах общей юрисдикции, можно использовать ГАС «Правосудие» или «Caselook», а также интернет-поисковики. Узнать об арбитражных делах легче – с помощью «Картотеки арбитражных дел», там же можно проверить соотношение выигранных и проигранных споров и оценить, в какой роли, по каким спорам и с каким результатом выступает потенциальный ответчик. Марина Крайнова, юрист практики разрешения споров юрфирмы Инфралекс , предостерегает: иногда в базу вносят неполные сведения или данные с ошибкой. Поэтому чтобы не пропустить дела с участием ответчика, искать стоит не только по наименованию, но и по ИНН, ОГРН.

Если фирма часто судится, то ее поведение оставляет след в судебных актах, который может о многом рассказать, считает Анна Сулима, юрист ПБ Олевинский, Буюкян и партнеры . В первую очередь можно понять, были ли у ответчика аналогичные споры и чем они завершились. Крайнова считает, что из постановлений можно узнать, какую позицию занимал потенциальный оппонент, и с учетом этого усилить свою, в том числе начать заранее собирать дополнительные доказательства.

Олег Редутко, юрист АБ Шварц и Партнеры , продолжил: из актов можно узнать, готов ли контрагент к злоупотреблениям, фальсификации доказательств, стремится ли он затягивать дела, заявляет ли необоснованные ходатайства.

Прежние судебные процессы могут рассказать о том, какие юристы представляют потенциального ответчика – собственные или привлеченные, а если привлеченные, то какая юридическая фирма, насколько они профессиональны, как представители себя ведут в процессе, говорит Сулима.

«Дополнительно мы изучаем значимые кейсы соответствующей команды юристов. Это позволяет понять стиль работы оппонентов и максимально к нему подстроиться» — Дмитрий Галанцев, управляющий партнер ЮБЮридическое бюро «Пропозитум»

Хантимирова рассказала, что она с коллегами в качестве слушателей посещает заседания по другим делам будущего оппонента: «Это помогает понять, как ответчик ведет себя в процессе, какую стратегию использует». Так, клиент бюро попросил быстро взыскать деньги. В это же время с ответчика взыскивали деньги другие кредиторы по схожим основаниям. Перед процессом юристы специально сходили послушать заседания по искам других кредиторов. В каждом из них ответчик заявлял одни и те же ходатайства, чтобы отложиться и затянуть процесс. «В первом заседании по нашему делу мы рассказали судье, какие ходатайства будет заявлять ответчик, и что это направлено только на затягивание процесса. Это полностью дискредитировало позицию оппонента, и мы получили решение в этом же заседании», – поделилась Хантимирова.

А еще анализ споров с участием ответчика поможет найти его взаимосвязи с другими лицами, говорит Крайнова. Это может быть необходимо для банкротных дел.

«Если нужно установить взаимосвязь должника и конкурсного кредитора, можно проверить, участвовали ли они ранее в одних и тех же спорах, устанавливали ли суды их взаимосвязь, представляли ли их одни и те же юристы» — Марина Крайнова, юрист практики разрешения споров Инфралекс

Если прежние дела уже завершены, то Редутко предлагает связаться с предыдущими оппонентами контрагента. Можно попросить документы ответчика, чтобы ознакомиться с ними. А Кирилл Коршунов, старший юрист АБ КИАП предлагает «объединиться и дружить против общего врага». Это существенно усилит позицию на переговорах и может подтолкнуть оппонента пойти на мировое, считает эксперт.

Итак, прежние дела ответчика помогут:

— понять шансы на успех по аналогичным спорам;

— узнать о возможных злоупотреблениях;

— выяснить, были ли попытки затягивать дела;

— узнать, кто представляет интересы ответчика;

— объединиться с оппонентом по незавершенному делу;

— попросить документы по окончившемуся спору.

✅  Эксперты советуют «нагуглить» информацию о своем потенциальном ответчике. Хантимирова говорит, что из новостей можно узнать о начинающемся корпоративном конфликте или о расторжении договора с крупным заказчиком, что может привести к крупной задолженности. А Яков Присяжнюк, старший юрист БА Бюро адвокатов «Де-юре» , считает, что открытые данные из интернета помогут установить и аффилированность участвующих в деле лиц.

✅  Проверить контрагента через сервис ФНС «Прозрачный бизнес». Портал содержит около 20 поисковых показателей. С помощью системы можно узнать число работников, налоговые правонарушения, доходы и расходы и другие полезные сведения.

✅  Зайти на портал «Госзакупок». Алексей Азаров, юрист АК Бородин и Партнеры , говорит, что так можно понять, в каких бизнес-секторах ответчик работает, с какими госзаказчиками у него есть длительные коммерческие отношения.

✅ Найти сайт возможного ответчика. Хантимирова говорит, что с портала можно почерпнуть информацию о бизнесе оппонента, его проектах и клиентах.

✅ Проверить социальные сети. На личной страничке руководителя компании можно собрать много полезной информации. По словам Красникова, фотографии на фоне заграничной недвижимости или яхты смогут поведать и о зарубежных активах контролирующего лица, которое привлекают к «субсидиарке». А в одном из дел бюро Бюро адвокатов «Де-юре» с помощью соцсетей удалось найти автомобиль ответчика, который был формально зарегистрирован на другое лицо. В итоге машину продали в счет погашения долгов. По делу № А70-14377/2019 снимки на фоне проданной иномарки помогли оспорить сделку банкрота. Подробнее об этом мы писали в материале «Доказать по-новому: семь дел, где помогли соцсети и мессенджеры».  Еще о поиске зарубежных активов – в статье «Юридический детектив: три истории о поиске зарубежных активов».

✅ Проверить автомобильные штрафы. Такая информация, по мнению Коршунова, тоже может быть полезна в некоторых спорах. Например, это поможет доказать, что должник изменил место жительства фиктивно, чтобы изменить подсудность. Фактически он остался жить на старом месте, иначе откуда у него взялись штрафы в старом городе, да еще и около прежнего дома.

Но и на этом список возможных данных об ответчике не заканчивается. Азаров говорит, что «общего рецепта» нет – круг нужной информации зависит от характера спора и взаимоотношений сторон. А по словам Коршунова, сбор данных об ответчике нужен для сложных дел, в которых простых ссылок на нормы будет недостаточно.

Источник

ВС напомнил, как считать исковую давность по кредитным долгам

Мужчина почти два года не погашал заем, а потом взял и перевел один платеж. Когда банк пришел в суд, должник заявил о пропуске исковой давности. Но три инстанции встали на сторону кредитной организации. Исковую давность нужно считать от даты последнего платежа, решили они. Верховный суд напомнил, что это не так. И разъяснил, можно ли одним таким переводом признать долг по всему кредиту. Практика по этому вопросу давно сформировалась, говорят юристы. И добавляют, что позиция ВС поможет ответчику не возвращать большую часть долга.

В марте 2013 года Алексей Панарин* взял в «Пробизнесбанке» кредит: 50 000 руб. под 0,15% в день на 3 года. Платить нужно было каждый месяц до 25 числа. Через полгода Панарин прекратил перечислять деньги, но в июле 2015-го все-таки перевел еще один платеж.

В октябре того же года «Пробизнесбанк» признали банкротом. Его конкурсный управляющий, «Агентство по страхованию вкладов»,  в апреле 2018-го напомнило клиенту, что нужно погасить задолженность. Мужчина не отреагировал. Тогда 8 августа 2018 года агентство обратилось в суд.

Три инстанции защитили банк

24 августа мировой судья вынес приказ, а 14 сентября отменил. Документ не опубликован, но, судя по всему, Панарин успел прислать возражения против исполнения решения. Дело в том, что приказы выносятся только по бесспорным требованиям. Если должник не согласен, судья отменяет свой акт. После этого кредитор может судиться по правилам искового производства.

В ноябре 2018 года агентство подало иск в Городецкий городской суд Нижегородской области. Панарин настаивал, что кредитор пропустил исковую давность — срок для судебной защиты права. По версии должника, три года, которые в этом случае были у банка, истекли в июне 2018-го. Последний платеж был в июне 2015-го, пояснял Панарин.

Но суд установил, что последний раз должник переводил деньги банку в июле, а не в июне 2015-го. Следующий платеж по графику нужно было вносить до 25 августа. С этого момента и отсчитываются три года. Конкурсный управляющий банка обратился к мировому судье 8 августа 2018-го. После отмены судебного приказа от исковой давности осталось меньше полугода. По закону в таком случае этот срок продлевается до шести месяцев. А значит, агентство обратилось в райсуд в пределах исковой давности, решила первая инстанция. И удовлетворила требования конкурсного управляющего (дело № 2-150/2019).

Апелляция и кассация оставили вывод Городецкого горсуда в силе. Тогда Панарин подал жалобу в Верховный суд.

ВС напомнил, как считается исковая давность

«Тройка» под председательством Сергея Асташова напомнила, что исковая давность по требованиям о возврате займа, который нужно отдавать частями, считается отдельно по каждому платежу с момента его просрочки (дело № 9-КГ21-2-К1).

Судьи также отметили, что уплата части долга не означает признание всей суммы задолженности. Этот вывод важен потому, что после признания долга исковая давность прерывается и начинает отсчитываться заново. То есть ответчик оказывается в менее выгодном положении, чем до признания долга.

Если должник признает только часть долга (например, вносит один платеж), это не свидетельствует о признании всего долга. То есть исковая давность по непризнанным частям долга продолжает течь, разъяснил ВС.

При новом апелляционном рассмотрении спора Нижегородскому областному суду придется учесть эту позицию (дело № 33-7805/2021).

Большая победа должника

Практика исчисления исковой давности по требованиям, исполнять которые нужно по частям или периодически, устоялась довольно давно, говорит Светлана Лебедева, руководитель новосибирского офиса юрфирмы INTELLECT (ИНТЕЛЛЕКТ) . Все вопросы, которые могут возникнуть, были разрешены еще в постановлении Пленума ВС от 29 сентября 2015 года № 43. На него Верховный суд активно ссылался и в акте по делу Панарина.

То, что срок исковой давности по повременным платежам течет в отношении каждого платежа отдельно, понимали и нижестоящие инстанции, считает Кирилл Коршунов, старший юрист адвокатского бюро КИАП . Но они решили, что в июле 2015 года Панарин признал весь долг, когда внес один платеж по кредиту, и поэтому «обнулили» исковую давность, объясняет эксперт.

Если считать так, как говорит ВС, выходит, что по задолженности с октября 2013-го по июль 2015-го исковая давность пропущена, говорит Коршунов.

«Это очень большая победа должника. Если исковая давность по требованию о возврате части кредита истекла, значит, она закончилась и для требований о взыскании процентов и неустойки, начисленных на эту часть долга. Позиция ВС поможет ответчику «скостить» большую часть долга» — Кирилл Коршунов, старший юрист адвокатского бюро КИАП

Ошибки, которые допустили нижестоящие инстанции в этом деле, попадаются и в других спорах, добавляет Александр Пчелин, консультант практики «Разрешение споров» юркомпании Лемчик, Крупский и Партнеры (см. дело  № 33-1067/2019 Саратовского областного суда). Но встречается и верное правоприменение, добавляет он. Так, в деле № 33-307/2020 Воронежский областной суд применил позицию Верховного суда.

* Имя и фамилия изменены редакцией.

Источник

Банкроту впервые заменили роскошное жилье на дешевое

Принятое годом ранее решение о замене роскошного жилья банкрота на более скромное было исполнено: пятикомнатная квартира ушла с торгов за долги. Это первый такой случай в российской практике. Теперь их станет больше, а должники начнут прятать единственное роскошное жилье, например, переписывать на родственников, предупреждает эксперт.

В результате банкротных торгов 22 июня была продана пятикомнатная квартира в Екатеринбурге, сообщает «Коммерсант». Должник долгое время боролся за единственное жилье, но кредиторы предоставили ему однокомнатную квартиру, а суд признал это законным. Это первый такой случай в России.

Дело о банкротстве Аркадия Поторочина возбудили в 2017 году, а в мае 2018-го Арбитражный суд Свердловской области признал его банкротом (№ А60-56649/2017). Должник просил исключить из конкурсной массы двухуровневую квартиру площадью 147,3 кв. м как свое единственное жилье. Суд удовлетворил это ходатайство.

Но в 2019-м Арбитражный суд Уральского округа отменил это решение и направил вопрос на новое рассмотрение. Кредиторы указывали, обязательства перед ними возникли у Поторочина задолго до начала процедуры банкротства, но он не пытался погасить долги, зато продолжает своевременно вносить крупную сумму коммунальных платежей за квартиру. По мнению заявителей, мужчина сознательно приобрел дорогостоящее жилье и довел себя до банкротства, чтобы не выплачивать долги. Кредиторы также указали, что должник отказывался от предложения купить ему меньшее по площади жилье. Кассация признала доводы заслуживающими внимания и отправила спор на новое рассмотрение. Верховный суд отказал в рассмотрении жалобы должника на это постановление, так как тот может отстоять свою позицию при повторном рассмотрении спора.

После этого кредиторы проголосовали за то, чтобы предоставить Поторочину «однушку» площадью 31,7 кв. м. При новом рассмотрении обособленного спора суды отказали должнику в исключении его квартиры из конкурсной массы, так как предложенная альтернатива достаточна для потребностей одинокого жильца. Поторочин подал новое ходатайство, ссылаясь на позицию Верховного суда по «делу Стружкина». Но АС Свердловской области прекратил производство по этому заявлению, указав, что решение ВС вступило в силу уже после рассмотрения ходатайства Поторочина и не имеет обратной силы.

В результате пятикомнатную квартиру должника приобрело ООО «Правознай» за 8,25 млн руб. Общая сумма долгов Поторочина составляет 21,4 млн руб.

Впервые или нет

Партнер юрфирмы Арбитраж.ру Владимир Ефремов обращает внимание на то, что решение о предоставлении Поторочину замещающего жилья вступило в силу еще в мае 2020 года. Оно действительно стало первым в своем роде. Новая волна интереса к нему связана с фактической продажей квартиры, то есть окончательным исполнением этого решения.

Случаи реализации единственного жилья встречались в практике и раньше, просто они проходили без предоставления другой квартиры, отмечает Ефремов.

Виктория Вагнер, младший партнер МКА Аронов и партнеры , отмечает, что в основу таких решений ложится факт злоупотребления правом со стороны должника.

Таких случаев будет больше

Решение по делу Поторочина не оказало существенного влияния на практику. А вот позиция Конституционного суда, которую он выражал дважды за последние несколько месяцев, может привести к росту числа случаев реализации единственного жилья, полагает Владимир Ефремов.

Алина Манина, руководитель практики сопровождения банкротств Alliance Legal Consulting Group , напоминает, что КС еще в 2012 году требовал внести в законодательство поправки, ограничивающие иммунитет на роскошное жилье. Власти не сделали этого до сих пор. Но Арбитражный суд Уральского округа последовательно пытается преодолеть действующий мораторий.

«Похоже, что окружному суду получилось создать прецедент, в то время как законодатель продолжает игнорировать позиции КС» — Алина Манина, руководитель практики сопровождения банкротств Alliance Legal Consulting Group

Вероятно, теперь владельцы дорогостоящего жилья будут переписывать его и продавать своим ближайшим родственникам и другим доверенным лицам. Возможно, в некоторых случаях должники с дорогим жильем  будут пытаться избегать банкротства, полагает Манина.

С ней согласен Денис Фролов, партнер BMS Law Firm . Арбитражные суды будут более внимательно разбираться в каждом случае, не является ли единственное жилье должника роскошным и нельзя ли на него обратить взыскание. Но для недобросовестных должников эти изменения станут стимулом придумывать новые способы защиты своего имущества.

Адвокат Фаррух Саримсоков считает, что число таких споров наверняка вырастет, учитывая отказ Верховного суда пересматривать это дело, а также позицию КС. С одной стороны, право на жилье гарантировано гражданам Конституцией, но с другой – на фоне кризиса бизнес особенно заинтересован в обращении взыскания на роскошное жилье должников-граждан, так как зачастую такое жилье в рамках процедуры является чуть ли не единственным ценным активом, говорит Саримсоков.

Владимира Ефремова беспокоит отсутствие четкого определения «роскошного» жилья. В данном случае речь шла о помещении площадью в 147 кв. м. «Неужели теперь именно такой метраж станет ориентиром для определения критерия роскошности?» – спрашивает адвокат.

Источник

ВС защитил работника от увольнения под давлением

Женщина устроилась работать в Росимущество замначальника отдела. Но потом, по ее словам, на нее стало давить руководство, заставляя перевестись в другой отдел на место ушедшей в декрет коллеги. Сперва написав заявление о переводе, сотрудница вскоре передумала. А начальство решило, что «обратного пути» у нее нет. Вскоре женщину уволили в связи с истечением срока соглашения, хотя при устройстве на работу она подписала бессрочный контракт. Верховный суд в этом споре поддержал работника и напомнил о принципе стабильности гражданской службы.

Перестановка с последствиями

В 2017 году Наталья Колгатова* устроилась работать в Росимущество. С ней заключили контракт о прохождении федеральной государственной гражданской службы. Соглашение было бессрочным, а по его условиям сотрудник стал заместителем начальника отдела развития портальных технологий Управления информационных технологий Росимущества.

В 2018 году вакантным оказался пост замначальника в «соседнем» отделе эксплуатации информационных ресурсов все того же Управления информационных технологий – чиновница, которая занимала эту должность, ушла в декретный отпуск. Колгатова попросила перевести ее на это место, написав соответствующее заявление. Потом, уже в ходе судебных разбирательств с работодателем, чиновница настаивала – заявление о переводе она написала под давлением руководства.

Руководитель Росимущества в октябре подтвердил «трансфер». Приказ был подписан 8 октября – в тот день Колгатова находилась в отпуске. Чиновница узнала о переводе, когда после отпуска ушла на больничный. Она почтой направила письмо руководителю Росимущества, в котором заявила, что отзывает свое заявление о переводе и просит считать его недействительным. Когда Колгатова вернулась с больничного, она потребовала признать ее перевод в другой отдел незаконным, но бесполезно. А уже в декабре того же года ее уволили в связи с истечением срочного служебного контракта на должность замначальника отдела эксплуатации информационных ресурсов.

Экс-чиновница попыталась оспорить увольнение. Она обратилась сперва в Минэкономразвития, которому тогда подчинялось Росимущество, и в прокуратуру – но безуспешно. После этого женщина пошла в суд.

Из бессрочного в срочный

Тверской районный суд Москвы признал увольнение законным. Чиновницу ознакомили с должностной инструкцией на «новом» рабочем месте. Хотя Колгатова отказалась от ознакомления с приказом о переводе и не заключала нового служебного контракта с Росимуществом, фактически она приступила к исполнению своих трудовых обязанностей на новом месте. Это говорит о добровольности ее действий и об отсутствии нарушения ее трудовых прав, решил суд.

Кроме того, первая инстанция указала – раз Колгатова отозвала свое заявление уже после издания приказа о ее переводе, то у Росимущества не было оснований для отмены этого приказа. Московский городской суд согласился – отзыв гражданским служащим своего согласия о переводе на другую должность вообще не предусмотрен в законе.

Кроме того, апелляция сделала вывод, что с момента перевода на должность в новом отделе старый бессрочный контракт истца прекратил свое действие – и вступил в силу новый, с ограничением срока службы.

Второй кассационный суд подтвердил законность выводов нижестоящих инстанций и отказал Колгатовой в жалобе. После этого экс-сотрудница Росимущества обратилась в Верховный суд.

ВС напомнил о стабильности гражданской службы

Коллегия ВС по гражданским делам не согласилась с решениями по этому спору.

Нижестоящие инстанции не учли, что Колгатова не ознакомилась с приказом о назначении на новую должность. Документ подписан в первый день ее отпуска и даже не приходил ей по почте. Кроме того, суды не оценили доводы истца о том, что заявление о переводе она написала под давлением работодателя «в преддверии организационно-штатных мероприятий по сокращению штата», подчеркнул ВС.

Также судьи гражданской коллегии раскритиковали вывод о законности увольнения в связи с истечением срочного контракта. Сотрудница не подписывала новый служебный контракт о временном замещении должности ее коллеги, ушедшей в декрет. Кроме того, она выражала готовность работать на своей «старой» должности после выхода замначальницы отдела эксплуатации информационных ресурсов.

Увольнение при таких обстоятельствах свидетельствует о нарушении права на труд и не отвечает принципу стабильности гражданской службы, указал ВС. Этот принцип предполагает в том числе возможность продолжения служебных отношений при перераспределении кадров гражданской службы.

ВС также признал: у госслужащего есть возможность отозвать свое заявление о переводе на другую должность до внесения изменений в действующий контракт или подписания нового.

Судьи ВС отменили предшествующие решения по этому спору и направили его на новое рассмотрение в Тверской районный суд.

Эксперты Право.ru советуют быть аккуратнее со своей подписью

В связи с наличием четко определенных и практически не подлежащих корректировке штатных расписаний, на государственной службе распространена практика подобных движений между должностями с целью не допустить сокращения нужного работника, если сокращается его ставка, рассказывает Александр Карпухин, партнер Five Stones Consulting . Такие структуры используются в равной мере как для «защиты» нужных работников, так и для «выманивания» работника с должности и последующего перевода его на подлежащую сокращению ставку.

При этом споры об увольнении из госструктур, как правило, не доходят до судов, отмечает управляющий партнер юрфирмы BLS Елена Кожемякина. «Дело, дошедшее до Верховного суда, с учетом решений первых инстанций и настойчивости сотрудницы – может стать серьезным примером для других», – уверена эксперт. Действия сотрудницы, по мнению Кожемякиной, «почти можно назвать образцовыми».

Оказавшимся в подобной ситуации госслужащим эксперт рекомендует по возможности не подписывать документы, фиксировать действия работодателя и оперативно жаловаться в надзорные органы – «хоть в Государственную инспекцию труда, хоть в прокуратуру».

«В целом, если работник понимает, что существуют определенные трения в отношениях с работодателем, ему не стоит подписывать каких-либо заявлений о переводе и иных подобных документов по просьбе администрации, так как последствия неясны» — Александр Карпухин

Вместе с тем решение ВС нельзя назвать последовательным, комментирует Карпухин. Так, гражданская коллегия корректно указала на отсутствие служебного контракта по новой должности, но при этом отметила, что ничего не мешает работнику отозвать заявление. При этом тот же Трудовой кодекс четко указывает, когда то или иное заявление может быть отозвано – например, отзыв заявления об увольнении по ст. 80 ТК. А вот отозвать свою подпись под соглашением сторон о прекращении трудового договора работник уже не сможет, такого права в ТК не предусмотрено. «В погоне за защитой прав работника ВС создал прецедент, который при определенных условиях дает возможность заново пересмотреть вопрос о том, когда работник имеет право отозвать то или иное заявление», – предупреждает эксперт.

Определение Верховного суда № 5-КГ20-158-К2.

* Имя и фамилия изменены редакцией.

Источник