Наш адрес

ул. Ленина 28, Цимлянск, Ростовская область.

Наша почта:

vk-jurist@bk.ru

График работы

Пн-Пт: 9.00 до 17.00

Конституционный суд разрешил продать единственное жилье банкрота

Долгое время проблема взыскания единственного «роскошного» жилья должника является одной из ключевых в делах о банкротстве граждан. Верховный суд последовательно развивал практику, по которой продать жилье и купить для должника квартиру попроще было нельзя – несмотря на постановление Конституционного суда, которое говорило о такой возможности. Теперь КС еще раз обратился к этому вопросу, и теперь уже окончательно закрепил возможность разменять жилье в пользу кредиторов – но с рядом ограничений.

Проблема исполнительского иммунитета на единственное, но «роскошное» жилье должника, находится в подвешенном состоянии с 2012 года. Тогда Конституционный суд принял Постановление № 11-П, в котором указал на допустимость размена дорогой квартиры или дома на жилье подешевле – и предписал изменить законодательство для закрепления такой возможности.

Но спустя девять лет законодательные поправки так и не были приняты, а Верховный суд в последние годы последовательно развивал практику, в которой признавал неприкосновенность единственного жилья, каким бы дорогим оно ни было (за одним исключением). Яркие примеры такой позиции ВС – недавние «дело Стружкина» и «дело Поздеева». В определениях по этим спорам ВС упоминал позицию КС, но отмечал, что законодатель так и не предложил необходимых критериев для размена.

Теперь вопрос, кажется, сдвинется с мертвой точки – в свежем постановлении КС еще раз указал, что исполнительский иммунитет не должен быть абсолютным, и в этот раз обязал суды применять свою позицию без необходимости ждать законодательных поправок.

История дела

В 1999 году калужанин Иван Ревков выдал заем в 772 500 руб. своей знакомой Елене Шахлович, но та не вернула деньги. Кредитор «просудил» долг, но не смог взыскать средства с помощью исполнительного производства. Спустя 19 лет, в 2018 году, суд проиндексировал сумму долга до 3,91 млн руб. Тогда Ревков добился банкротства Шахлович (дело № А23-2838/2019).

Но финансовый управляющий отказался включить в конкурсную массу 110-метровую квартиру Шахлович. Суды отказ подтвердили и распространили исполнительский иммунитет на имущество, которое является единственным жильем должника. Ревков обращал внимание, что Шахлович купила недвижимость в 2009 году по цене, намного превышающей сумму долга, и уже после вынесения судом решения о взыскании и даже после возбуждения в 2006 году исполнительного производства.

В начале января судья экономколлегии Иван Разумов отказался передавать спор о квартире на рассмотрение Верховного суда, признав тем самым правильность решений нижестоящих инстанций. После этого Ревков обратился в Конституционный суд.

Продать квартиру можно, если была недобросовестность

Конституционный суд еще раз подтвердил, что проблему нужно решать на законодательном уровне. Но в этот раз КС расширил свою позицию и прямо допустил возможность размена квартир в банкротстве, чтобы частью денег погасить долг перед кредиторами, а на другую часть купить более скромное жилье для должника. Его может предоставить и кредитор, который заинтересован в продаже дорогой квартиры.

При принятии таких решений арбитражный суд должен разобраться, когда был «просужен» долг кредитора и возбуждено исполнительное производство. Нужно также удостовериться, что должник знал об этих событиях. «С другой стороны, имеют значение условия и суммы сделок и других операций должника, включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит свое имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам», – подчеркивает КС. Суды также должны соотносить рыночную стоимость жилья с величиной долга.

Кроме того, кредиторы и суд не могут заставить должника переехать в другой город или регион. Но должник сам может согласиться на такой переезд.

Замещающее жилье также не должно быть меньшей площади, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма – из расчета на каждого члена семьи, проживающего с должником.

«Со вступлением в силу итогового решения по настоящему делу абз. 2 ч.1 ст. 446 ГПК в дальнейшем не может служить нормативно-правовым основанием безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения», – подчеркивает Конституционный суд.

Суд также определил, что спор Ивана Ревкова по поводу квартиры Елены Шахлович нужно рассмотреть заново – уже с учетом позиции КС.

Постановление Конституционного суда от 26 апреля 2021 года № 15-П.

Новые реалии

В отличие от позиции 2012 года, в этот раз КС указал, что в отсутствие законодательного регулирования его правовая позиция подлежит прямому применению, и возложил на суды определение пределов исполнительского иммунитета на жилье, отмечает Владимир Журавчак, партнер ЗАО «Сотби» . Эксперт считает, что теперь судебная практика по вопросу применения исполнительского иммунитета будет в большей степени отвечать соблюдению баланса кредиторов и должников.

«Позицию КС стоит расценить в качестве средства снижения социальной напряженности на стороне кредиторов, вызванной архаичным запретом реализации единственного жилья несостоятельного гражданина», – полагает юрист АБ Казаков и партнеры Дмитрий Шевченко.

Управляющий партнер ЮрТехКонсалт Алексей Николаев напоминает, что суды уже пытались разменивать роскошные квартиры должников, и в некоторых делах у них это даже получалось – например, в деле № А40-184236/2015 такую возможность подтвердил АС Московского округа.

«Теперь же практика начнет активно развиваться в этом направлении, однако судам еще предстоит детализировать позицию Конституционного суда» — Алексей Николаев

Например, судам предстоит решить вопрос о возможности смены места жительства в рамках одного населенного пункта. Ведь переезд может негативно сказаться на должнике, если значительно увеличится время дороги до места работы. Существенное значение могут иметь и специализированные образовательные или медицинские учреждения рядом с местом жительства, отмечает Николаев.

«Кредиторы-взыскатели, несомненно, активизируются и попробуют испытать новый механизм принуждения на своих должниках. Судам придется с этим мириться и разбираться в новых правовых реалиях», – ожидает Камбулат Карашев, юрист Лемчик, Крупский и Партнеры . Он согласен с Николаевым в том, что практике по этому вопросу еще предстоит сформироваться – а пока суды будут действовать по своему усмотрению.

Агина Копейкина, юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры , обратила внимание на другой аспект постановления КС – вопрос добросовестность должника. Эксперт называет «очень важной» оценку поведения должника при разрешении подобных споров.

Источник

vk-jurist

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x