Наш адрес

ул. Ленина 28, Цимлянск, Ростовская область.

Наша почта:

vk-jurist@bk.ru

График работы

Пн-Пт: 9.00 до 17.00

Улучшить жилье: кого нельзя исключить из списка нуждающихся

2,5 млн семей в России стоят в очереди на улучшение жилищных условий, ждать надо 20 лет. А чиновники хотят сократить расходы и выдумывают способы исключить людей из очереди. Как-то они исключили из состава семьи отца двоих детей, потому что он специально прописался в маленькой квартире для ухудшения жилищных условий. Зато в семью добавили брата жены. А поскольку у него была своя жилплощадь, то если ее учесть, выходило, что все обеспечены квадратными метрами по норме. Верховный суд «креатива» не оценил.

Роман и Елена Ивановы* жили с матерью в квартире площадью 47,5 кв. м. В ней брат и сестра были прописаны с детства, а в 2004 году получили по доле размером 1/3 в собственность. В 2009-м дочь вышла замуж за Дмитрия Горина*, у них родился ребенок. Собственного жилья у молодой семьи не было, они жили у тещи. А спустя время брату Роману досталась половина дома площадью 71,3 кв. м.

В 2012 году Гориных поставили на учет для улучшения жилищных условий как молодую семью. Чиновники исходили из нормы жилплощади, которую утвердил местный совет депутатов (12 кв. м. на 1 человека в квартире). Пятерым полагалось жилье площадью 60 кв м, а квартира была меньше.

Спустя год у Гориных родился второй ребенок, его тоже прописали в квартире тещи. А еще через год (в 2014-м) там решил зарегистрироваться глава семейства. Администрация района посчитала, что он это сделал намеренно для ухудшения жилищных условий. Поэтому его решили не учитывать для получения льгот, а считать, что семья состоит из трех человек (мать и двое детей): «Муж административного истца исключен из состава семьи… Постановлено считать состав семьи Гориной из трех человек (она и несовершеннолетние дети)».

А затем чиновники нашли, в чем еще Горины виноваты. В 2019 году их исключили из списка нуждающихся в улучшении жилищных условий. Специальная комиссия при администрации Кингисеппского района Ленинградской области узнала, что брат Елены получил 1/2 доли в доме, и решила, что эту площадь тоже нужно учитывать. А вместе с ней на каждого члена семьи Гориных приходилось больше учетной нормы для района. Значит, в перечень нуждающихся они не попадают.

Позиция трех судов

Но с этим Елена Горина не согласилась, она решила оспорить постановление администрации об исключении ее семьи из перечня нуждающихся. Для того, чтобы восстановиться в списках участников жилищных программ, она обратилась в суд.

Горина указала, что к брату они не переезжали. То, что он стал собственником части дома, никак не повлияло на ее семью, которая все так же ютилась в маленькой квартире.

Администрация в суде уверяла, что Гориных вообще не нужно было включать в список нуждающихся. В 2012 году (когда семье дали добро на включение) специалисты не знали, что у ее родного брата есть другое имущество. Чиновники настаивали на том, что раз Горина проживает вместе с братом, то они являются членами одной семьи.

Кингисеппский городской суд согласился с ответчиком и решил, что у администрации были все основания, чтобы исключить Горину и ее детей из числа нуждающихся в улучшении жилищных условий. Решение «засилила» апелляция и кассация. Тогда женщина пожаловалась в Верховный суд (дело № 33-КАД20-3-К3)

Родственник, но не член семьи

Дело рассмотрела тройка судей под председательством Владимира Хаменкова. Согласно п. 6 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса («Снятие граждан с учета в качестве, нуждающихся в жилых помещениях»), вычеркнуть из списков, нуждающихся можно, если выяснится, что граждане предоставили недостоверные сведения, указал ВС. Но Горины ложных данных не сообщали.

При этом ВС обратил внимание на формулировку «члены семьи». К ним относятся супруги, дети и родители собственника жилого помещения. Других родственников можно признать членами семьи, если владелец квартиры сам вселил их к себе – то есть Горина должна была позвать брата жить с ней. Но в спорной квартире брат с сестрой жили с самого детства. Жилье принадлежало их матери, они получили там равные доли, она не вселяла брата в квартиру.

ВС отметил, что Горину исключили из списка только потому, что у нее якобы было другое жилое помещение (доля в доме, которая принадлежала брату). Следовательно, у нижестоящих инстанций не было оснований отказывать Гориной в иске. Акты трех инстанций ВС отменил и принял по делу новое решение: административный иск Гориной он удовлетворил, признав незаконным решение об исключении семьи из списков нуждающихся в жилье.

Проблема в формальном подходе

Органы исполнительной власти «намеренно стараются сократить свои расходы и уменьшить список очередников», говорит Юрий Нетреба, руководитель практики судебной защиты МКА Московская коллегия адвокатов «Арбат» .  Еще в 2012 году уполномоченный по правам человека в Москве в своем докладе описывал аналогичные случаи. В пример он приводил ситуацию, когда мужчину и его дочь исключили из реестра, потому что у жены была дополнительная жилплощадь. Уполномоченный указал, что ее доход и имущественное положение не нужно учитывать, так как она не прописана с мужем и дочерью и не вставала на учет как нуждающаяся. Александра Воскресенская из КА Юков и Партнеры приводит в пример другое дело. Там выяснилось, что расторжение брака фактически не повлияло на жилищные условия заявителя (дело № 33-35560/2020).

По формальным признакам чиновники отказывают не только тем, кто нуждается в улучшении жилищных условий, но и другим льготникам, говорит Нетреба. Например, отказывают в признании граждан малоимущими или, как по делу № 33-33785/2020, не выдают удостоверение многодетной семьи. Органы исполнительной власти решили, что муж с женой проживают в разных регионах, так как у них разная прописка – в Москве и Московской области. Только через суд им удалось отстоять право на льготный статус многодетной семьи, который положен несмотря на регистрацию по разным адресам.

Кого признают нуждающимся в улучшении жилищных условий?

Перечень оснований, по которым граждане признаются нуждающимися в улучшении жилищных условий, содержится в ст. 51 ЖК:  

— площадь жилья, приходящаяся на каждого члена семьи, меньше учетной нормы;

— жилье не отвечает установленным для жилых помещений требованиям; 

— в одной квартире живет несколько семей, и кто-то из ее членов страдает тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно; 

— нет жилья.

Отнесение граждан к категории нуждающихся в улучшении жилищных условиях регулируется не только ЖК, но и региональным законодательством, отмечает Воскресенская. Согласно закону «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения», жители могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, если они:

— граждане России;

— проживают в Москве на законных основаниях в общей сложности не менее 10 лет;

— не совершали за пять лет, предшествующих подаче заявления, действий, повлекших ухудшение жилищных условий, в результате которых они могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях;

— признаны малоимущими (ст. 7 закона).

Но попасть в реестр – это не вся проблема. По данным Общественной палаты, на 2020 год в стране было 2,5 млн семей, которые ждут в очередях на обеспечение жильем по разным программам. При этом среднее время ожидания в списке на улучшение жилищных условий составляет около 20 лет. Не исключено, что и Гориным придется очень долго ждать помощи от государства.

* имена и фамилии изменены редакцией

Источник

vk-jurist

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x