Наш адрес

ул. Ленина 28, Цимлянск, Ростовская область.

Наша почта:

vk-jurist@bk.ru

График работы

Пн-Пт: 9.00 до 17.00

01.01.2020 г. Верховный суд разобрался, кто отец «ребенка из пробирки»

Супруги, которые не могли родить ребенка, обратились в медклинику за помощью. Жена подписала информированное добровольное согласие по доверенности от мужа. Там было в числе прочего указано, что он согласен на использование донорского материала. Процедуры с биоматериалом мужа не дали результатов. Затем женщина решила использовать донора. И в результате успешной попытки родила дочь. Мужа записали отцом, но через некоторое время он узнал, что ребенок не от него, и подал иск об оспаривании отцовства. Поначалу он проигрывал, но затем дело дошло до Верховного суда.

Супруги, у которых не получается зачать детей естественным путем, могут обратиться в репродуктивную клинику за процедурой экстракорпорального оплодотворения (ЭКО). Чтобы ею воспользоваться, надо подписать информированное добровольное согласие (ИДС). Но это возможно сделать только лично, а не по доверенности, указал Верховный суд в одном из недавних разбирательств.

Супруги Ольга Горская* и Виктор Горелов* в 2015 году обратились в «Медицинскую компанию ИДК» за процедурой ЭКО. Горская занималась документами, в том числе – подписала добровольное согласие от имени мужа по нотариальной доверенности. Согласно документу, он передавал Горской право представлять его интересы в программах лечения с использованием методов вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе, использовать донорский биологический материал, подписывать договоры, соглашения, акты, справки и так далее. Врачи использовали биоматериал родителей, и результата это не давало. Через некоторое время, в 2017 году Горская родила девочку.

Отцом записали Горелова, но вскоре оказалось, что ребенок не от него. Это подтвердило исследование медицинской лаборатории. Поэтому Горелов решил исключить запись об отцовстве в судебном порядке. Он утверждал, что выдавал доверенность с целью стать биологическим родителем ребенка. А жена совместно с врачами клиники провели процедуры без его ведома и согласия.

Ответчики по иску – Горская и медклиника — не спорили, что ребенок рожден без использования материала мужа. И не подтвердили, что Горелову говорили про донорский материал. Несмотря на это, Горелов проиграл в двух инстанциях. Суды объяснили отказ тем, что истец знал обо всех методах вспомогательных репродуктивных технологий и выдал жене нотариальную доверенность безо всяких ограничений. Из этого две инстанции сделали вывод, что Горелов принял на себя права и обязанности по воспитанию и содержанию родившегося ребенка.

Только лично

С этим не согласился Верховный суд. Он напомнил, что замужняя женщина может воспользоваться методом искусственного оплодотворения или имплантацией эмбриона только с письменного согласия супруга. Оно должно быть личным. И такого согласия Горелов не давал, говорится в определении № 46-КГ19-24. В деле нет подтверждений, что истец имел намерение воспользоваться помощью донора. Напротив, в материалах имеется лично подписанное Гореловым заявление, где речь идет об использовании его биоматериала. С такими указаниями коллегия под председательством Александра Кликушина отправила иск об оспаривании отцовства на новое рассмотрение.

Законодательство допускает, что семейная пара может использовать донорский материал, и это не лишает их статуса родителей, делится генеральный директор «Факультета медицинского права» Полина Габай. Но, по ее словам, один из главных критериев законности любого медицинского вмешательства, включая процедуру ЭКО – это надлежаще оформленное информированное добровольное согласие. В деле супругов, которое оценил Верховный суд, оно было подписано по доверенности.

Но невозможно передать по доверенности право согласиться на медицинское вмешательство, подчеркнул Верховный суд. Этот вопрос выходит далеко за пределы споров об определении родительских прав или обязанностей при применении вспомогательных репродуктивных технологий, считает директор «Правового медконтроля» Марина Агапочкина. Он касается всех медицинских вмешательств. Ведь право человека распоряжаться своей жизнью и здоровьем сугубо личное, подчеркивает Габай: оно неотчуждаемо и не может передаваться по доверенности, в отличие от имущественных прав. Нотариусы в целом и не заверяют таких доверенностей. А если и случится – то такой документ не будет иметь юридической силы, заключает эксперт.

* — Имена и фамилии изменены редакцией.

Источник

vk-jurist